Замешанным в скандале с данными, слитыми в сеть, может оказаться каждый

Прочитано: 79 раз(а)
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Оценок пока нет)
Loading ... Loading ...


Скандалы с кражей данных с гаджетов и облачных хранилищ звучат все чаще и громче. При этом сталкиваются с такими проблемами не только известные и публичные люди, но и обычные граждане, в том числе несовершеннолетние. Юристы СПбГУ уверены: личная информация на личных устройствах в целом неплохо защищена законом, но преступники до сих пор часто оказываются безнаказанными с точки зрения права из-за высокой квалификации и анонимности хакеров и с точки зрения морали — из-за отсутствия в обществе уважения к частной жизни и персональным данным.

Заведующий кафедрой теории и истории государства и права СПбГУ, советник международной юридической фирмы Dentons Владислав Архипов рассказал, что личная информация на личных устройствах часто является предметом личной или семейной тайны и охватывается концепцией неприкосновенности частной жизни: «Собственно, согласно статье 23 Конституции РФ, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, а также на тайну различных сообщений. Согласно позиции Конституционного суда РФ, тайна сообщений распространяется и на современные электронные средства коммуникации». Кроме того, за нарушение как неприкосновенности частной жизни, так и тайны различных сообщений предусмотрена уголовная ответственность (статьи 137 и 138 Уголовного кодекса РФ).


Помимо этого, подчеркнул эксперт, существует законодательство о персональных данных, которое дополнительно защищает права субъектов персональных данных. «Нюанс заключается в том, что, если мы говорим о хранении данных на современных личных устройствах, как правило, анализ конкретной ситуации должен учитывать и те условия пользовательских соглашений, на основе которых мы используем различные сервисы хранения личной информации, — подчеркнул юрист. — Тем не менее я бы сказал, что с формально-юридической точки зрения такие данные защищены, скорее, неплохо». Правда, как заметил эксперт, собственно правовая защита не исключает рисков, связанных с фактическими обстоятельствами, которые могут сочетаться: техническая уязвимость сервиса, высокая квалификация хакеров и (или) неосторожность самих пользователей, от которой не застрахованы и самые опытные в тех случаях, когда что-то может застать их врасплох.

Часто за скандалом следует волна громких заголовков в СМИ и бесконечное тиражирование «утекшей» информации, меж тем о наказании преступников, которые устроили кражу, обычно ничего не слышно. Юрист уверен: злоумышленники могут оставаться безнаказанными не только из-за бездействия потерпевшего или правоохранительных (правоприменительных) органов, но и из-за того, что речь идет о цифровой среде, где скрыть или запутать свою идентичность чрезвычайно легко, а найти такого ответчика, если речь идет о гражданском праве, или подозреваемого, если речь идет о праве уголовном, крайне сложно.

При этом Владислав заметил, что несанкционированный доступ должен восприниматься как нечто, безусловно заслуживающее осуждения: «Я пока не проводил какого-либо социологического исследования, которое объясняло бы отсутствие достаточной меры осуждения в таких случаях, но есть гипотеза, что пока в обществе, и не только российском, неприкосновенность частной жизни и тем более уважение к персональным данным не воспринимаются на повседневном, подчеркну, что именно на повседневном, уровне как серьезная и универсальная ценность, несмотря на то, что даже персональные данные охраняются законодательством уже не первый десяток лет». Эксперт СПбГУ уверен, что такое отношение должно измениться, поскольку в цифровую эпоху ценность «информационных благ» многократно возрастает, а личная информация в цифровой среде — это не только предмет прав, но и конституирующая часть личности как она представлена в киберпространстве.

Чтобы эту ситуацию поменять, юристы СПбГУ предлагают усилить меры ответственности за нарушения, связанные с посягательством на неприкосновенность частной жизни и права субъектов персональных данных, а также развивать последовательную и строгую практику правоприменения в данной сфере. Кроме того, при совершенствовании законодательства нужно обязательно учитывать и новые технологии, которые создают новые угрозы. Например, эксперт упомянул то, что условно называется deepfake: синтез изображения с использованием искусственного интеллекта: «Результаты такой обработки могут выглядеть весьма правдоподобно. За счет этого оказаться замешанным в скандале с пикантным видео, получается, может в принципе каждый, даже если на самом деле не было ни таких видео, ни того, что на них происходит. Здесь осведомленность общественности о самой возможности такого подлога тоже будет очень важной, чтобы не спешить расправляться с репутацией человека, пострадавшего от таких действий».

Швейцарское правительство предлагает вознаграждение за взлом его системы электронного голосования



Новости партнеров

Загрузка...